Смысл жизни и счастье в позднем возрасте: от результатов исследования к практике психологического сопровождения. Басов И.А., аспирант 4-го года обучения кафедры теоретической и практической психологии Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Камчатский государственный университет имени Витуса Беринга», психолог кризисного отделения помощи женщинам «Надежда» комплексного центра социального обслуживания населения Петропавловск-Камчатского городского округа, г. Петропавловск-Камчатский.

Аннотация

В статье кратко изложены результаты исследования взаимосвязи  смысла жизни и счастья в позднем возрасте; представлена методологическая конкретика психологического сопровождения людей позднего возраста с опорой на позиции экзистенциальной психологии.

Ключевые слова: экзистенциальная психология, поздний возраст, смысл, экзистенциальная задача, психологическое сопровождение

В 2016-2018 гг., нами было проведено исследование взаимосвязи  смысла жизни и счастья в позднем возрасте [Басов, 2017 а; Басов, 2018]. Опираясь на экзистенциальный подход [Сапогова, 2013; Басов, 2017в] в интерпретации полученных данных, мы получили ряд выводов. А именно, исследование показало, что у людей в позднем возрасте:

  1. Преобладают следующие категории жизненных смыслов: семейные, коммуникативные и альтруистические. Игнорируемыми категориями жизненных смыслов являются: гедонистические, статусные, когнитивные. Данные результаты, как мы полагаем, объясняются тем, что человек позднего возраста, продуктивно проживающий свой возраст и принимающий старение, «дистанцируется» от себя, перерастает свое эго (падает значимость социальных «рейтингов», «примитивных» удовольствий и др.) и больше внимания (заботы) уделяет миру (не мир для меня, а я для мира), распространяя себя на него, но не в смысле экспансии, а расширения и чувства единства с ним.
  2. Испытуемые с высокой осмысленностью жизни, в подавляющем большинстве случаев, имеют высокую удовлетворенность жизнью и считают себя счастливыми людьми. И напротив, испытуемые с низкой осмысленностью жизни чаще имеют низкую удовлетворенность жизнью и считают себя несчастливыми людьми. Кроме того, что полученные данные убедительно обоснованы в различных теориях и подтверждались целым рядом исследований, мы считаем важным подчеркнуть, что в позднем возрасте имеется своя специфика этих результатов. Решение задач данного возрастного этапа (таких как переосмысление жизни, принятие позитивного сценария старения, осмысление (прикосновение) к экзистенциальным данностям и др.) со всей необходимостью опирается на способность человека к осмыслению, а их положительное решение дает ощущение счастья и радости.
  3. Переживание счастья в позднем возрасте связано с экзистенциальной исполненностью (реализация экзистенциального смысла), который позволяет испытывать глубокое счастье, а жизнь переживать как «настоящую» и полную. Исполненность включает в себя персональность (описывает когнитивную и эмоциональную доступность для себя и для мира) и экзистенциальность (измеряет способность решительно и ответственно идти в мир, включаться в жизнь). И напротив, неисполненная экзистенция (закрытость Person – зацикленность на себе и эмоциональную неспособность к диалогу, отсутствие ответственной включенности в жизнь), будет уводить человека от ощущения счастья. В редких случаях позднего возраста, когда низкий уровень исполненности и осмысленности жизни переживается человеком как счастье, мы полагаем, правильно будет говорить о невысоком уровне зрелости такого переживания.
  4. Такие составляющие осмысленности жизни и исполненности как самодистанцирование, самотрансценденция, свобода, локус контроля и др., которые показали взаимосвязь с переживанием счастья, в позднем возрасте, можно рассматривать так же как инструменты для решения экзистенциальных задач: самопринятие в реалиях позднего возраста, преодоление страха смерти смыслом, поиск ответов на «большие» вопросы и другие задачи позднего возраста. К такому же инструменту можно отнести системную рефлексию; а интроспекцию и квазирефлексию, показавшие обратную зависимость с переживанием счастья, своего рода «неисправным инструментом» для решения экзистенциальных задач позднего возраста, применение которых приводит к ощущению несчастливой жизни.
  5. Если в позднем возрасте ведущими категориями жизненных смыслов выступают гедонистическая и статусная, то удовлетворенность жизнью и ощущение счастья находятся на низком уровне. Мы предполагаем, что это связано с тем, что удовлетворение (реализация) данных смыслов в позднем возрасте «обременяется» рядом трудностей и требует немалых затрат (физических, психологических и др.). Но главное, данные категории уводят человека от решения экзистенциальных задач данного возраста, что, с разной степенью осознания, приводит к неудовлетворенности.
  6. Ведущие категории жизненных смыслов экзистенциальные и когнитивные «гарантируют» ощущение счастья и удовлетворенность жизнью. Мы полагаем, что это объясняются тем, что экзистенциальные и когнитивные категории жизненных смыслов менее других подвержены влиянию внешних обстоятельств (социальных, политических, физического здоровья, материального благополучия и др.), а искренний их приоритет обеспечивает человеку чувство осуществленности, причастности к трансцендентальным ценностям, а значит и чувство удовлетворенности, счастья, возможно, практически при любых жизненных обстоятельствах.

Таким образом, выдвинутые гипотезы получили подтверждение в проведенном исследовании: осмысленность жизни, экзистенциальная исполненность выступает необходимым условием для ощущения счастья в позднем возрасте и его зрелости; избегание решения экзистенциальных задач, фиксация на смыслах принадлежащих (актуальных) другим возрастным этапам приводит к низкому уровня субъективного благополучия, а их решение к ощущению счастья.

2016-2018 гг. нами разрабатывалось и реализовывалось психологическое сопровождение людей позднего возраста, включающее в себя программу групповых коррекционно-развивающих занятий на базах: КГУ «Паратунский дом-интернат для престарелых и инвалидов» [Басов, 2016], Камчатская краевая библиотека имени С.П. Крашенинникова (Университет третьего возраста, курс коррекционно-развивающих занятий «Новые горизонты старости»), КГАУ «Комплексный центр социального обслуживания населения Петропавловск-Камчатского округа (отделение дневного пребывания, кризисное отделение помощи женщинам «Надежда») [Басов, 2017б]. Проведенное исследование позволило углубить и внести ряд корректив в практику психологического сопровождения позднего возраста.

Опорой для работы должна стать экзистенциальная психология и эвденемологический подход, предполагающий не погоню за счастьем, но получение ощущения счастья, как продукта исполненности,  распаковки и реализации смыслов [см., например Леонтьев, 2007, с. 484-506] и решения экзистенциальных задач. Погоня за счастьем как самоцель – тупиковый путь, свидетельствующий о незрелости как личности, так и самого «продукта» (т.е. незрелости такого счастья). Конечно, мы здесь не имеем в виду какой-то однозначный и незыблемый приоритет именно экзистенциальной психологии, идёт речь о внутреннем резонансе её постулатам и идеям (о котором подробней будет сказано ниже).

Ключевым, центральным, моментом в работе с людьми позднего возраста должна находиться задача по осмыслению жизненного пути («когда пожилой человек целиком охватывает прожитую жизнь, в которой произошедшие события хоть и случились необратимо и их нельзя отыграть назад, но их интерпретация может придать им необходимые значения и смыслы, трансформируясь в «свое-другое» в сознании субъекта» [Басов, 2017г, с. 514]); к которой тем или иным образом, так или иначе, неизбежно приходит каждый человек (конечно сознательно и конкретно в такой формулировке она может и не ставится, но постоянно вращающаяся мысль(и) не дающая покоя с вопросами «за что, зачем так, почему со мной и т.п.» — так же является задачей на смысл).

Психологическая работа с людьми позднего возраста не должна замыкаться, либо ставить приоритетом сохранение внешней активности или когнитивных функций [Сапогова, 2013, с. 720]. Прежде всего, это работа, направленная на решение экзистенциальных задач [Басов, 2017г] данного возрастного этапа:

  • осмысление жизненного пути, его принятие («жизнь прожита не напрасно») и самопринятие в реалиях позднего возраста;
  • отказ от внешней экспансии и выход на духовные смыслы, поиск ответов на «большие» вопросы (которые являются прерогативой позднего возраста);
  • преодоление страха смерти смыслом, принятие её как данности, умение сказать жизни «прощай»;
  • выход за пределы Эго к надчеловеческим началам.

Необходимо подчеркнуть, что установка на внешнее, в гипертрофированном виде пагубная в любом возрасте, будет особенно разрушительна в позднем возрасте, поскольку все задачи этапа лежат преимущественно во внутреннем мире человека (ноэтическом измерении); что ещё раз подчеркивает актуальность именно экзистенциального подхода. Таким образом, данный подход, учитывая столь глубинные задачи, с необходимостью рассматривает поздний возраст как период развития, в котором угасание не является единственным путем изменения [Сапогова, 2013, с. 393].

Актуальными темами для работы в группе (и затрагиваемыми, так или иначе, в индивидуальной работе) мы полагаем:

  • переосмысление стереотипных схем восприятия старости и трансформацию противостояния полюсов шкалы «молодость-старость»;
  • расширение смыслового горизонта, выход на область духовных ценностей, обращение и распаковка смыслов «простых» ценностей (воздух, прикосновение, цветы и т.д.);
  • проработка экзистенциальных данностей (смерть, свобода, одиночество, бессмыленность);
  • современные реалии позднего возраста (квазизрелость, доминирование внешних показателей, young-old-овость);
  • эмоциональное выгорание и депрессия с позиции экзистенциальной психологии.

В нашей практике мы прорабатываем тему семьи, детско-родительские отношения (их влияние на жизненный путь, закладку сценария), человек и личность (очень широкая тема, в основе которой лежат три измерения человека выделенных В. Франклом [Франкл, 2000], дуальность личности, «два крыла жизни» А. Лэнгле [Лэнгле, 2009; 2014]). Данные темы помогают понять экзистенциальную логику жизни, осмыслить её и, в пределе, привести к пониманию, что какой бы ни была моя жизнь, она не имеет ошибок. Кроме того, подобная работа в практике помогает преодолеть эйджисткие стереотипы и клише [Шахматов, 1996], открывая панорамный, холистический взгляд на жизнь.

Способность к осмыслению (обнаружение, «распаковка» смыслов) мы склонны рассматривать как главный инструмент в решении экзистенциальных задач позднего возраста и, следовательно, напрямую влияющий (даже определяющий) ощущение счастья. Так, распространенная фиксация на какой-либо жизненной ситуации (занимаемой к ней позиции) будет означать неспособность обнаружить её смысл(ы), который «стучится» к человеку в форме «заезженной пластинке» (внешне наблюдаемом как узость восприятия и отстаивании своей «святой» правоты). Например, это могут быть: обида на супруга(у), обвинение ребёнка, несправедливости на работе и др. При слабой способности к осмыслению человек фиксируется в порочном круговороте таких мыслей приводящих к негативным эмоциональным переживаниям, ещё более сужающим восприятие и т.д. по цепочке причина-следствие. В показательной аналогии это будет задача собрать и повесить посудный шкаф, имея в распоряжении сломанную отвёртку. Поэтому так важно «починить» этот «инструмент» и научить им пользоваться.

Отметим, что важность представляют не только (а иногда и не столько) темы встреч, но соблюдение некоторых принципов (в том числе честность-аутентичность, отказ от позиции носителя истины в последней инстанции), приверженность (внутренний резонанс) постулатам экзистенциальной психологии и, конечно, человечность. В нашей практике мы часто сталкивались со случаями, когда получатель социальных услуг (выхолощенный с психологической точки зрения термин) позднего возраста просил не убираться в квартире, не готовить, а просто пообщаться по-человечески, побыть с ним. Вряд ли будет преувеличением сказать, что это проблема современности – нивелирование значимости ноэтического измерения (поэтически выраженная строкой «Душа голодает гораздо сильнее тела»), которая имеет, кроме отмеченного, целый ряд последствий [Басов, Басова, 2018], но это тема выходит за рамки данного выступления.

В завершении остановимся подробнее над упомянутыми «двумя крыльями жизни». Помогая (идя рядом) в исполнении неизбежной задачи осмысления жизни краеугольным камнем будет проработка обоих полюсов, как произошедших событий, так и самой личности человека. Поскольку отрицается именно «негативное», то, что считается жизненной неудачей, провалом (например, измена, предательство, «неправильная» профессия) и именно по этому поводу человек страдает, к этим точкам, или промежуткам возвращается в мыслях и переживаниях; то здесь и нужно быть рядом при искренней встрече с ними (событиями и «неугодными» сторонами себя), оказать помощь в осмыслении, наполнении и «распаковкой» смыслов такого ретроспективного постижения пройденного пути и себя самого (в том объеме, к какому готов участник процесса). Сказанное будет справедливо в отношении всех основных направлений работы психолога: индивидуальной и групповой коррекционно-развивающей работе, консультативного и профилактического направлений, а также, в меньшей мере, диагностического.

Корни осмысления дуалистической природы личности и устройства бытия выходят далеко за пределы психологии как науки в мировые религии и эзотерические изыскания (например, наполнение широко известного символа Инь-Ян). Мы полагаем, что обращение к данным пластам будет благотворным при помощи в проработке экзистенциальных задач позднего возраста и встрече с экзистенциальными данностями (к смерти [Ялом, 2008], как одной из них, наверное, и невозможно обернуться без ресурса вариативности духовных поисков и взгляда из ноэтического измерения).

Конечно, проводя столь серьезную, взаимно обогащающую работу психологу необходимо самому обладать опытом постижения экзистенциальной исполненности, «распаковки» смыслов жизненных событий (в первую очередь болезненных), а так же обладать некоторыми ключевыми компетенциями [Басов, 2017б, с. 47].

Ссылки на источники
  1. Басов И. А. Взаимосвязь смысла жизни и субъективного благополучия в позднем возрасте // Психология. Историко-критические обзоры и современные исследования. 2018. Т. 7. № 5А. С. 3-12.
  2. Басов И. А. Взаимосвязь смысла жизни и субъективного благополучия в пожилом возрасте (результаты пилотажного исследования) // Теоретическая и прикладная психология: традиции и перспективы: материалы X Всерос. Молодежной науч.-практ. конф. / отв. ред. Е.А. Лушина; Забайкал. гос. ун-т. – Чита6 ЗабГУ, 2017а. С. 10-16.
  3. Басов И. А. Основы программы психологического сопровождения проживания престарелых и инвалидов в доме-интернате на основе экзистенциального подхода // Теоретическое и практические проблемы развития современной науки: сборник материалов 11-й международной науч.-прак. конф., (г.Махачкала, 31июля, 2016 г.) – Махачкала: ООО «Апробация», 2016. С. 90-93.
  4. Басов И. А. Психологическое сопровождение людей в позднем возрасте (на примере программы психологического сопровождения проживания престарелых и инвалидов в доме-интернате на основе экзистенциального подхода): Учебно-методическое пособие. / И. А. Басов – СПб.: НИЦ АРТ, 2017б.
  5. Басов И. А. Актуальность экзистенциального подхода в психологическом сопровождении пожилых людей // EuropeanSocialScienceJournal (Европейский журнал социальных наук). 2017в. № 1. – С. 369-373.
  6. Басов И. А. Экзистенциальные задачи позднего возраста // European Social Science Journal (Европейский журнал социальных наук). 2017г. № 10. – С. 508-518.
  7. Басов И. А., Басова М.В. Экзистенция и смысл в практике дополнительного образования: первые тезисы // Сборник статей студентов, аспирантов и профессорско-преподавательского состава. По результатам XXIX Международной научной конференции «Человекознание», 2018. С. 15-17.
  8. Леонтьев Д. А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. 3-е издание, дополненное. М.: Смысл, 2007.
  9. Лэнгле А. Дотянуться до жизни… Экзистенциальный анализ депрессии: Пер. с нем. / Предисловие А.С. Баранникова. – 3-е изд. – М.: Генезис, 2014.
  10. Лэнгле А. Что движет человеком? Экзистенциально-аналитическая теория эмоций. М.: Генезис, 2009.
  11. Сапогова Е. Е. Экзистенциальная психология взрослости. – М.: Смысл, 2013.
  12. Франкл В. Воля к смыслу. – М.: ЭКСМО, 2000.
  13. Шахматов Н. Ф. Психическое старение: счастливое и болезненное. М.: Медицина, 1996.
  14. Ялом И. Д. Экзистенциальная психотерапия. М.: Римис, 2008.
Смысл жизни и счастье в позднем возрасте: от результатов исследования к практике психологического сопровождения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

На этом сайте используются cookie-файлы и другие аналогичные технологии, которые для удобства сохраняют сведения о ваших действиях на сайте. Если, прочитав это сообщение, вы остаетесь на сайте, это означает, что вы не возражаете против использования этих технологий.